Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба, Страница 21

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба



ъ Ипсвичѣ, на проѣзжей улицѣ, влѣво отъ большой дороги, стоитъ знаменитая гостиница, извѣстная всему м³ру подъ назван³емъ "Большого бѣлаго коня", изображеннаго, для большей ясности, въ видѣ каменной статуи, съ размашистымъ хвостомъ и длинной гривой, которая, вмѣстѣ съ головою, возвышается на кирпичномъ пьедесталѣ y главнаго подъѣзда. Стоило только побывать одинъ разъ въ этой гостиницѣ, чтобъ не забыть во всю жизнь ея длинныхъ галлерей, презрѣвшихъ всякое украшен³е вродѣ ковровъ или половиковъ, и безчисленнаго ряда комнатъ, закоптѣлыхъ, грязныхъ, темныхъ, но снабженныхъ, однако же, всѣми удобствами для утолен³я голода и жажды.
   Здѣсь то, y воротъ этой пресловутой таверны, останавливался въ былыя времена дилижансъ изъ Лондона каждый вечеръ, въ одинъ и тотъ же часъ и здѣсь же, изъ этого лондонскаго дилижанса высадились теперь, невредимы и здравы, м-ръ Пикквикъ, м-ръ Самуэль Уэллеръ и м-ръ Петеръ Магнусъ, успѣвш³й, наконецъ, окончательно успокоить свое сердце относительно сохранности своихъ вещей.
   - Вы не здѣсь ли останавливаетесь?- спросилъ м-ръ Петеръ Магнусъ, когда еще разъ выступили на сцену его разноцвѣтные мѣшечки, бумажный узелокъ и кожаная картонка для шляпы,- вы не здѣсь ли останавливаетесь, сэръ?
   - Здѣсь,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Ахъ, Боже мой, какое чудесное, необыкновенное стечен³е обстоятельствъ!- воскликнулъ м-ръПетеръ Магнусъ.- Вѣдь и я здѣсь останавливаюсь, рѣшительно здѣсь. Надѣюсь, мы обѣдаемъ вмѣстѣ?
   - Съ удовольств³емъ,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.- Впрочемъ, мнѣ надобно напередъ удостовѣриться, здѣсь или нѣтъ мои друзья.- Послушайте, любезный, остановился ли y васъ джентльменъ, по имени м-ръ Топманъ?
   При этомъ вопросѣ, къ м-ру Пикквику лѣниво переваливаясь съ ноги на ногу и почесывая затылокъ, подступилъ трактирный служитель съ грязной салфеткой подъ мышкой, наблюдавш³й до этой поры проѣзжающихъ и проходящихъ по широкой улицѣ. Онъ измѣрилъ ученаго мужа отъ полей его шляпы до нижней пуговицы его штиблетъ и сказалъ выразительнымъ тономъ:
   - Нѣтъ.
   - A другой джентльменъ, по имени Снодграсъ?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Нѣтъ.
   - A м-ръ Винкель?
   - Нѣтъ.
   - Стало быть, мои друзья еще не пр³ѣзжали, сэръ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.- Въ такомъ случаѣ мы обѣдаемъ вмѣстѣ.- Послушайте, любезный, покажите намъ особую комнату.
   При этомъ требован³и, жирный слуга приказалъ другому слугѣ распорядиться относительно вещей обоихъ джентльменовъ, и потомъ, приглашая ихъ слѣдовать за собой по длинной галлереѣ, отвелъ имъ большую, дурно-меблированную комнату съ грязнымъ каминомъ, гдѣ трещало нѣсколько перегоравшихъ угольевъ, употреблявшихъ, повидимому, безполезныя покушен³я освѣтить и развеселить это мрачное жилище. Черезъ часъ путешественники получили для своего продовольств³я порц³ю тухлой рыбы съ черствой булкой, и когда обѣдъ былъ приведенъ подобнымъ образомъ къ желанному концу, они, съ общаго соглас³я, заказали бутылку рома и двѣ бутылки портвейна, со включен³емъ горячей воды и лимоновъ для приготовлен³я пунша. Вооружившись затѣмъ двумя огромными стаканами, наполненными живительною влагой, они дружелюбно усѣлись подлѣ камина, куда, по ихъ просьбѣ, подложили съ десятокъ новыхъ углей.
   М-ръ Петеръ Магнусъ оказался вообще чрезвычайно любезнымъ джентльменомъ, и живительная влага не замедлила вытянуть изъ его души самые сокровенные секреты. Мало-по-малу разсказалъ онъ все, что имѣло нѣкоторое отношен³е къ его занят³ямъ, дѣламъ, предположен³ямъ, планамъ, и сообщилъ весьма интересныя подробности относительно всей своей родни и всѣхъ своихъ друзей, причемъ вниман³е его обращалось преимущественно на двухъ братцевъ, игравшихъ весьма важную роль въ фамильной драмѣ. Устремивъ, наконецъ, съ особой выразительностью свои голубые очки на ученаго мужа, м-ръ Магнусъ спросилъ съ веселой ужимкой и таинственнымъ видомъ:
   - A какъ вы думаете, м-ръ Пикквикъ, зачѣмъ я сюда пр³ѣхалъ? А? Зачѣмъ, сэръ?
   - Какъ же я могу отгадать,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Отгадайте, сэръ, попытайтесь, я прошу васъ объ этомъ.
   - По дѣламъ, можетъ быть?
   - Ну, да, сэръ, пожалуй, что такъ, a пожалуй, и не такъ!- отвѣчалъ м-ръ Магнусъ.- Нѣтъ, м-ръ Пикквикъ, попытайтесь еще,- вы человѣкъ ученый.
   - Право, сэръ, вы ставите меня въ довольно затруднительное положен³е,- сказалъ м-ръ Пикквикъ,- я могу сдѣлать множество предположен³й, и все-таки не напасть на сущность дѣла. Потрудитесь лучше сами объяснить причину вашего путешеств³я.
   - Вотъ оно что! Хи, хи, хи, хи!- залился м-ръ Магнусъ.- Что вы думаете, м-ръ Пикквикъ, если я скажу, что ... что ... что я пр³ѣхалъ сюда сдѣлать предложен³е, сэръ; каково? Хи, хи, хи!
   - Что-жъ? Это очень естественно,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, бросая на своего собесѣдника лучезарную улыбку,- я полагаю, вы будете имѣть успѣхъ.
   - Право? Вы точно такъ думаете, м-ръ Пикквикъ? Вы не шутите, сэръ?
   - Вовсе нѣтъ.
   - Полно такъ ли? Скажите лучше по совѣсти, что вы не шутите?
   - Увѣряю васъ, что нѣтъ.
   - Ну, м-ръ Пикквикъ, если сказать вамъ всю правду, такъ я почти и самъ увѣренъ въ успѣхѣ. И ужъ если рѣчь пошла на откровенность - вотъ видите ли, м-ръ Пикквикъ, я ревнивъ, демонски ревнивъ - но ужъ такъ и быть, я скажу вамъ по секрету, что эта особа здѣсь, въ этой гостиницѣ. Каково? Хи, хи, хи!
   Здѣсь м-ръ Магнусъ снялъ очки, поморгалъ глазами, и потомъ немедленно опять надѣлъ ихъ на свой носъ.
   - Такъ вотъ почему передъ обѣдомъ вы такъ часто выбѣгали изъ комнаты,- сказалъ м-ръ Пикквикъ съ лукавымъ видомъ.
   - Ну, почти такъ... то-есть, я не настолько глупъ, чтобъ согласился встрѣтиться съ нею въ такомъ растрепанномъ видѣ.
   - Отчего же?
   - Не годится. Съ дороги всего лучше отдохнуть, да подумать, a тамъ - утро вечера мудренѣе. Въ моемъ чемоданѣ, сказать вамъ по секрету, отличная пара новаго платья, отъ котораго я ожидаю большого эффекта.
   - Вотъ что!- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ.
   - Да, ни больше, ни меньше. Теперь вы понимаете мое безпокойство дорогой и наставлен³я кондуктору. Такого фрака, м-ръ Пикквикъ, и такихъ панталонъ вы не купите ни за как³я деньги. Моя шляпа - просто заглядѣнье.
   М-ръ Пикквикъ съ радушной улыбкой поздравилъ счастливаго владѣльца драгоцѣнныхъ принадлежностей джентльменскаго туалета, способнаго производить побѣдоносные эффекты. М-ръ Магнусъ погрузился на нѣсколько минутъ въ мысленное созерцан³е своихъ будущихъ плановъ.
   - Она красавица, м-ръ Пикквикъ.
   - Право?
   - Прелестнѣйшее созданье,- подтвердилъ м-ръ Магнусъ.- Она проживаетъ въ двадцати миляхъ отсюда, м-ръ Пикквикъ. Меня извѣстили, что она пр³ѣдетъ сюда сегодня, вечеромъ и пробудетъ въ этой гостиницѣ завтра до обѣда: вотъ, собственно по этой-то причинѣ, я бросилъ въ Лондонѣ всѣ дѣла и поспѣшилъ воспользоваться удобнымъ случаемъ. Видите ли, м-ръ Пикквикъ: гостиница, по моему мнѣн³ю, самое удобное мѣсто для объяснен³й этого рода съ одинокою женщиной. Въ дорогѣ, я полагаю, гораздо болѣе, чѣмъ дома, она въ состоян³и почувствовать безпомощность своего положен³я. Вы что думаете, м-ръ Пикквикъ?
   - Мнѣ кажется, вы разсуждаете основательно,- сказалъ ученый мужъ.
   - Нѣтъ, прошу извинить, м-ръ Пикквикъ; но любопытство y насъ въ крови, и къ тому же я почувствовалъ къ вамъ дружбу съ перваго взгляда.
   М-ръ Пикквикъ поклонился.
   - Поэтому, сэръ,- продолжалъ м-ръ Магнусъ,- я желалъ бы знать: вы зачѣмъ пожаловали въ этотъ городъ?
   - Ну, сэръ, мои похожден³я далеко не имѣютъ такого поэтическаго характера, какъ ваши,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ, проникнутый вдругъ благороднымъ негодован³емъ при мысли о вѣроломствѣ и мошенничествѣ своего презрѣннаго врага,- я пр³ѣхалъ сюда единственно затѣмъ, чтобы обличить въ безнравственныхъ поступкахъ человѣка, который пользовался нѣкогда моимъ совершеннымъ довѣр³емъ.
   - Такъ онъ измѣнилъ вамъ?
   - Самымъ безстыднымъ образомъ.
   - Боже мой, какъ это непр³ятно!- воскликнулъ м-ръ Магнусъ.
   - Ужасно!- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ.
   - Понимаю васъ, сэръ, и сочувствую вамъ. Человѣкъ, или правильнѣе, человѣчица, о которой идетъ рѣчь ... не перебивайте, я все понялъ. Вы можете бытъ насчетъ меня совершенно спокойны, м-ръ Пикквикъ: я не стану осуждать васъ, помилуй Богъ. Мучительные опыты въ жизни, искушен³я тяжк³я, можно сказать. Не церемоньтесь со мною, м-ръ Пикквикъ, если хотите дать просторъ своимъ чувствамъ. Я знаю по собственному опыту, что значитъ быть обманутымъ, сэръ: я испыталъ это три или четыре раза на своемъ вѣку.
   М-ръ Пикквикъ между тѣмъ завелъ свои часы и положилъ ихъ на столъ.
   - Мнѣ пр³ятно,- сказалъ онъ,- благодарить васъ за радушное участ³е, м-ръ Магнусъ; но я считаю своей обязанностью объяснить...
   - Ни полслова, сэръ, сдѣлайте одолжен³е,- возразилъ м-ръ Магнусь,- эти дѣла не договариваются. Я уважаю вашу тайну.- Который часъ, м-ръ Пикквикъ?
   - Ровно двѣнадцать.
   - Боже мой, какъ поздно! Давно пора бы спать. Завтра я, пожалуй, буду желтъ и блѣденъ, м-ръ Пикквикъ.
   Пораженный такою страшною мыслью, м-ръ Магнусъ неистово позвонилъ въ колокольчикъ, и когда явилась трактирная служанка, всѣ его вещи немедленно отнесены были въ спальню, куда, вслѣдъ за изящной картонкой, онъ отправился и самъ съ японскимъ подсвѣчникомъ въ рукахъ. М-ръ Пикквикъ, вооруженный другимъ подсвѣчникомъ, отправился, черезъ лабиринтъ переходовъ, въ свой собственный нумеръ.
   - Вотъ ваша комната, сэръ, - сказала служанка.
   - Очень хорошо,- проговорилъ м-ръ Пикквикъ, озираясь кругомъ.
   Это была довольно просторная комната съ каминомъ и двумя постелями, снабженными всѣми принадлежностями бѣлья. Помѣщен³е оказалось вообще гораздо болѣе удобнымъ, чѣмъ можно было ожидать.
   - Въ другой постели, конечно, никто не спитъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Никто, сэръ.
   - Очень хорошо. Потрудитесь, моя милая, сказать моему слугѣ, чтобы онъ завтра къ половинѣ девятаго приготовилъ для меня теплой воды. Теперь онъ можетъ ложиться спать.
   - Слушаю, сэръ.
   И, пожелавъ м-ру Пикквику спокойной ночи, дѣвушка ушла и затворила за собою дверь. М-ръ Пикквикъ остался одинъ.
   Усѣвшись теперь предъ рѣшеткою камина, м-ръ Пикквикъ погрузился въ глубокомысленныя размышлен³я. Онъ думалъ сперва о своихъ друзьяхъ, старался разгадать, отчего они такъ долго остаются въ Бери, потомъ мысль его перешла къ м-съ Мартѣ Бардль, и, наконецъ, по естественному сцѣплен³ю идей, мысли м-ръ Пикквика остановились мало-по-малу на гостиницѣ "Большого бѣлаго коня", и онъ припомнилъ, что уже давно наступила пора предаться безмятежному покою. На этомъ основан³и онъ началъ раздѣваться на скорую руку, какъ вдругъ пришло ему въ голову, что часы его остались внизу, на томъ самомъ столѣ, гдѣ стояли опороженныя бутылки и стаканы.
   Теперь должно замѣтить, что эти часы были однимъ изъ самыхъ любимыхъ предметовъ ученаго мужа, и онъ носилъ ихъ въ своемъ жилетѣ съ незапамятной поры. Мысль о возможности спать, не прислушиваясь по временамъ къ бою этихъ часиковъ, положенныхъ подъ подушку, никогда не западала въ голову м-ра Пикквика. Что-жъ тутъ дѣлать? Не желая звонить и безпокоить слугъ въ такое позднее время, м-ръ Пикквикъ снова надѣлъ свой фракъ и вышелъ изъ комнаты съ японскимъ подсвѣчникомъ въ рукахъ.
   Но чѣмъ больше проходилъ онъ лѣстничныхъ ступеней, тѣмъ больше, казалось, лѣстницъ предстояло впереди въ этомъ лабиринтѣ. Очутившись въ какомъ-то узкомъ проходѣ, м-ръ Пикквикъ уже готовъ былъ поздравить себя съ окончан³емъ труднаго пути, какъ вдругъ передъ глазами его открылся новый рядъ ступеней. Наконецъ, мало-по-малу, добрался онъ до грязнаго коридора въ нижнемъ этажѣ; но и здѣсь величайшихъ хлопотъ стоило ему отыскать комнату, гдѣ пировалъ онъ съ м-ромъ Магнусомъ. Онъ уже готовъ былъ отказаться отъ безполезныхъ поисковъ, какъ вдругъ, отворивъ наудачу какую-то дверь, увидѣлъ знакомый столъ, и на столѣ - свои часики съ золотой цѣпочкой.
   Съ величайшимъ торжествомъ м-ръ Пикквикъ схватилъ свою драгоцѣнную собственность и въ веселомъ расположен³и духа ускоренными шагами направился въ обратный путь; но, къ несчаст³ю, на дѣлѣ оказалось, что это путешеств³е представило безконечныя и совсѣмъ неожиданныя затруднен³я. Двери одинаковой формы, величины и вида пересѣкали ему дорогу справа и слѣва, спереди и сзади. Въ верхнемъ этажѣ онъ пытался войти въ тотъ или другой нумеръ, обманутый необыкновеннымъ сходствомъ его со своей собственной спальней, но каждый разъ ему кричали извнутри: - "какой дьяволъ тамъ возится?" или "чего вамъ надо?" - и м-ръ Пикквикъ отпрядывалъ на цыпочкахъ въ дальнѣйш³й путь. Онъ былъ уже доведенъ до крайней степени отчаян³я, какъ вдругъ отворенная дверь одной изъ комнатъ обратила на себя его напряженное вниман³е. Онъ заглянулъ во внутренность ея и, какъ нельзя больше, обрадовался, убѣдившись въ тождествѣ нумера съ своею спальней. Двѣ постели стояли неподвижно, и въ каминѣ еще продолжалъ горѣть огонь. Лишь только затворилъ онъ дверь, его свѣча совсѣмъ догорѣла и загасла.
   - Въ этомъ теперь нѣтъ бѣды,- сказалъ м-ръ Пикквикъ,- можно раздѣться и безъ свѣчи, при свѣтѣ каминнаго огня.
   Постели, прикрытыя большими занавѣсами отъ потолка до полу, стояли въ весьма не далекомъ разстоян³и одна отъ другой, по ту и другую сторону двери. Между занавѣсами и кроватью былъ поставленъ соломенный стулъ, отъ котораго тянулся коверъ до края кровати. Задернувъ обѣ половинки занавѣса, м-ръ Пикквикъ сѣлъ на стулъ и поспѣшилъ прежде всего скинуть свои штиблеты. Затѣмъ онъ постепенно снялъ свой фракъ, брюки, жилетъ и прикрылъ свою голову ермолкою съ кисточками, которую онъ тщательно завязывалъ на ночь снурками y самаго подбородка. Совершая такимъ образомъ эти предварительныя приготовлен³я, онъ вдругъ припомнилъ свое ночное странствован³е до лѣстницамъ и коридорамъ и, закинувъ голову на спинку соломеннаго стула, разразился такимъ добродушно-веселымъ смѣхомъ, что посторонн³й наблюдатель могъ бы почувствовать истинное наслажден³е, если бы ему удалось наблюдать въ эту минуту лучезарныя черты великаго человѣка.
   - Чего, подумаешь, не можетъ случиться съ человѣкомъ! - сказалъ м-ръ Пикквикъ самому себѣ, заливаясь такимъ игриво-громкимъ смѣхомъ, что чуть не порвались снурки его ермолки.- Кто бы могъ подумать, что мнѣ придется, какъ вору, подкрадываться по всѣмъ этимъ комнатамъ и тревожить бѣдныхъ людей! Забавно, очень забавно.
   Уже м-ръ Пикквикъ, продолжая улыбаться, собирался вновь открыть уста для произнесен³я краснорѣчиваго монолога, какъ вдругъ неожиданное происшеств³е прервало его на самомъ интересномъ мѣстѣ. Въ комнату вошла какая-то особа со свѣчею въ рукахъ, заперла за собою дверь и поставила свѣчу на столъ.
   Улыбка, заигравшая было на устахъ ученаго мужа, мгновенно исчезла въ чертахъ, выразившихъ самую высокую степень изумлен³я и досады. Особа, кто бы она ни была, вошла такъ внезапно и съ такимъ рѣшительнымъ видомъ, что м-ръ Пикквикъ, потерявъ присутств³е духа, не успѣлъ и даже не подумалъ оказать какое-либо сопротивлен³е. Кто бы это былъ? Мошенникъ, можетъ быть, подмѣтивш³й въ его рукахъ золотые часы, когда онъ пробирался по коридору? Что хотѣла здѣсь эта особа?
   Чтобы покончить съ этимъ недоразумѣн³емъ, всего лучше было лечь въ постель, протянуть потихоньку ноги, прислушиваться и посматривать исподтишка на движен³я и уловки ночного гостя. М-ръ Пикквикъ такъ и сдѣлалъ. Отдернувъ немножко уголъ занавѣса, чтобы безпрепятственно дѣлать свои наблюден³я, м-ръ Пикквикъ надѣлъ очки, поправилъ ермолку и призвалъ на помощь все свое мужество, не покидавшее его во всѣхъ рѣшительныхъ случаяхъ жизни.
   Результатъ наблюден³й былъ ужасенъ въ полномъ смыслѣ слова. Среди комнаты, передъ зеркаломъ, стояла, тщательно расчесывая свои волосы, женщина среднихъ лѣтъ въ желтыхъ папильоткахъ. Оказывалось по всѣмъ признакамъ, что она собиралась здѣсь провести всю ночь. Окончивъ головной уборъ, она прошлась раза три по комнатѣ, потушила свѣчу и зажгла ночникъ, поставивъ его въ тазъ, гдѣ предназначалось ему освѣщать комнату въ продолжен³е ночи. "Велик³й Боже! какое страшное столкновен³е обстоятельствъ!- подумалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Гмъ! - сказала леди, поправляя ночникъ въ мѣдномъ тазу.
   М-ръ Пикквикъ поспѣшилъ, съ быстротою молн³и, запрятать свою голову подъ одѣяло.
   "Что можетъ быть ужаснѣе этого!" - подумалъ бѣдный м-ръ Пикквикъ, отирая потихоньку холодный потъ съ своего чела.- "Есть отчего потерять голову".
   Но не было никакой возможности побѣдить непреодолимое желан³е видѣть, что происходило въ комнатѣ. Притаивъ дыхан³е, м-ръ Пикквикъ опять выставилъ свою голову изъ-подъ одѣяла. Перспектива, представившаяся его глазамъ, была еще ужаснѣе прежняго. Полураздѣтая леди остановилась въ интересной позѣ передъ каминомъ и снимала башмаки.
   - Это, однакожъ, изъ рукъ вонъ,- разсуждалъ самъ съ собою м-ръ Пикквикъ,- надобно какъ-нибудь положить этому конецъ. Изъ поступковъ этой леди становится для меня совершенно очевиднымъ, что я зашелъ въ чужой нумеръ. Что-жъ мнѣ дѣлать? Вымолви я хоть одно слово, она, чего добраго, поставитъ на ноги весь домъ; но если я неизмѣнно останусь въ этомъ положен³и - послѣдств³я могутъ быть еще ужаснѣе.
   Нечего и говорить, что м-ръ Пикквикъ, былъ цѣломудренъ, какъ Ньютонъ, и скроменъ, какъ невинная дѣвица въ первую пору цвѣтущей красоты. Уже одна мысль предстать въ ермолкѣ передъ дамой приводила его въ трепетъ; но, къ великому ужасу, онъ никакъ не могъ освободиться отъ этого головного убора, потому что снурки y подбородка затянулись въ горд³евъ узелъ.
   Надлежало, однакожъ, во что бы ни стало, обнаружить свое присутств³е въ женской спальнѣ. Для этого могло быть только одно средство. Запрятавъ свою голову подъ одѣяло, м-ръ Пикквикъ произнесъ очень громко:
   - Гм! Кхи, кхи!
   Видимо, леди испугалась при этомъ внезапномъ звукѣ, потому что голова ея опрокинулась на спинку креселъ, но было совершенно ясно, что она тотчасъ объяснила себѣ его работой своего воображен³я, потому что, когда м-ръ Пикквикъ, ожидая обморока, или, по крайней мѣрѣ, истерическаго припадка, осмѣлился выставить изъ-подъ одѣяла свою голову, незнакомка спокойно, какъ и прежде, сидѣла передъ каминомъ, погруженная въ тайныя мысли.
   "Удивительная женщина!" - подумалъ м-ръ Пикквикъ, нахлобучивая опять одѣяло на свою голову.- Кхи, кхи! Гм!
   Эти послѣдн³я звуки, рѣзк³е и сильные, очевидно обличавш³е присутств³е живого существа, не могли быть никакимъ образомъ объяснены дѣйств³емъ галлюцинац³и. Незнакомка вздрогнула.
   - Велик³й Боже!- воскликнула она.- Что бы это значило?
   - Ничего, сударыня,- проговорилъ м-ръ Пиквикъ изъ-подъ одѣяла,- это лишь только джентльменъ.
   - Джентльменъ!- взвизгнула леди съ выражен³емъ изумлен³я и ужаса.
   "Все пропало!- подумалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Незнакомый мужчина!- вскрикнула леди.
   Еще какая-нибудь минута, и, нѣтъ сомнѣн³я, весь домъ былъ бы на ногахъ. Незнакомка уже бросилась къ дверямъ.
   - Сударыня,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, высовывая свою голову изъ-подъ одѣяла,- сударыня.
   М-ръ Пикквикь, должно замѣтить, высунулъ свою голову просто съ отчаян³я, безъ всякой опредѣленной мысли; но этотъ маневръ неожиданно произвелъ весьма благотворное дѣйств³е. Незнакомка, сказали мы, была уже подлѣ дверей и собиралась перешагнуть черезъ порогъ, но, оглянувшись назадъ, наткнулась глазами на ермолку м-ра Пикквика и машинально попятилась въ отдаленный уголъ спальни. Минуты двѣ она безмолвно смотрѣла на м-ра Пикквика, который, въ свою очередь, съ безмолвнымъ изумлен³емъ смотрѣлъ на нее.
   - Негодный!- вскрикнула леди, закрывая руками свои глаза,- что вы здѣсь дѣлаете?
   - Ничего, сударыня, рѣшительно ничего, увѣряю васъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ выразительнымъ тономъ.
   - Какъ ничего!- закричала леди, бросивъ на него презрительный взглядъ.
   - Ничего, сударыня, честное слово,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, дѣлая такой энергическ³й кивокъ своею головою, что кисти заплясали на его ермолкѣ,- мнѣ крайне совѣстно, сударыня, что я принужденъ разговаривать съ вами при такихъ обстоятельствахъ и въ такомъ уборѣ; но, право, сударыня, я никакъ не могу освободиться отъ этой негодной ермолки.
   И въ подтвержден³е своихъ словъ, м-ръ Пикквикъ сдѣлалъ отчаянный жестъ; но ермолка упорно пнродолжала болтаться на его головѣ. Незнакомка улыбнулась, и эта улыбка, казалось, ободрила ученаго мужа. Онъ продолжалъ:
   - Теперь для меня очевидно, сударыня, что я имѣлъ несчаст³е попасть въ чужую комнату: ваша спальня ничѣмъ не отличается отъ моей. Я пробылъ здѣсь не болѣе пяти минутъ до того времени, какъ вы изволили войти.
   - Все это похоже на сказку, сэръ,- сказала раздраженная леди,- но если вы говорите правду, я прошу васъ немедленно оставить меня въ покоѣ. Извольте идти вонъ.
   - Съ величайшимъ удовольств³емъ, сударыня,
   - Убирайтесь с³ю же минуту.
   - Непремѣнно, сударыня,- перебилъ м-ръ Пикквикъ съ необыкновенною живостью,- непремѣнно. Позвольте изъявить, сударыня, крайнее сожалѣн³е,- продолжалъ м-ръ Пикквикъ, выбираясь изъ постели и отдергивая занавѣсъ,- мнѣ чрезвычайно непр³ятно, что я сдѣлался невольною причиной такой тревоги и волнен³я. Это меня огорчаетъ, можно сказать, до глубины души.
   Вмѣсто отвѣта, незнакомка указала на дверь. Въ эту роковую минуту и при такихъ критическихъ обстоятельствахъ, въ полной мѣрѣ обнаружилась превосходнѣйшая черта характера великаго мужа. Онъ напялилъ на скорую руку шляпу на свою ермолку, взялъ подъ мышку штиблеты и повѣсилъ черезъ плечо свой фракъ съ жилетомъ; но эта многосложная операц³я отнюдь не помѣшала ему выразить свои чувства самымъ учтивымъ, ласковымъ, истинно джентльменскимъ тономъ.
   - Я чрезвычайно жалѣю, сударыня,- проговорилъ м-ръ Пикивикъ, раскланиваясь съ дамой.
   - Въ такомъ случаѣ, сэръ, оставьте мою комнату,- сказала леди.
   - Сейчасъ, сударыня, с³ю минуту,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, отворяя дверь, причемъ штиблеты его съ громкимъ трескомъ повалились на полъ.
   Незнакомка сдѣлала нетерпѣливое движен³е.
   - Надѣюсь, сударыня,- продолжалъ м-ръ Пикквикъ, подбирая штиблеты и оборачиваясь назадъ, чтобъ отвѣсить низк³й поклонъ,- надѣюсь, сударыня, что мое глубокое уважен³е и безграничная преданность къ прекрасному полу могутъ, нѣкоторымъ образомъ, служить въ настоящемъ случаѣ достаточнымъ извинен³емъ, и, такъ сказать ...
   Но, прежде, чѣмъ онъ кончилъ рѣчь, раздраженная леди вытолкнула его въ коридоръ и заперла дверь своей спальни.
   Несмотря, однакожъ, на весьма счастливую развязку этой печальной истор³и, м-ръ Пикквикъ былъ по выходѣ изъ дамской спальни поставленъ въ довольно непр³ятное положен³е. Одинок³й и полу-раздѣтый, онъ очутился въ темномъ коридорѣ, въ чужомъ, совершенно незнакомомъ домѣ, въ глубокую полночь. Нечего было и думать о благополучномъ окончан³и обратнаго путешеств³я среди непроницаемаго мрака: при малѣйшемъ шумѣ или при неосторожной попыткѣ постучаться въ какую-нибудь дверь, онъ подвергался вѣроятной опасности быть застрѣленнымъ или получить смертельный ударъ отъ руки какого-нибудь путешественника. Былъ только одинъ, весьма непр³ятный способъ выпутаться изъ бѣды: оставаться до разсвѣта на одномъ и томъ же мѣстѣ, поручивъ себя покровительству невидимаго ген³я. Такимъ образомъ, сдѣлавъ наудачу нѣсколько шаговъ и наткнувшись одинъ разъ на какой-то хрупк³й предметъ, м-ръ Пикквикъ пробрался въ отдаленный уголъ и съ философскимъ хладнокров³емъ рѣшился дожидаться разсвѣта.
   Но судьба, повидимому, сжалилась надъ великимъ человѣкомъ и рѣшилась избавить его отъ ночного бодрствован³я на грязномъ полу въ темномъ и холодномъ коридорѣ. Лишь только снялъ онъ шляпу и прислонился спиною къ стѣнѣ, какъ вдругъ, въ концѣ галереи, къ несказанному его ужасу, появился какой-то человѣкъ со свѣчею въ рукахъ. Но этотъ ужасъ мгновенно превратился въ неописуемую радость, когда велик³й человѣкъ узналъ фигуру своего вѣрнаго слуги. Въ самомъ дѣлѣ, это былъ м-ръ Самуэль Уэллеръ, отправлявш³йся на сонъ грядущ³й послѣ продолжительной бесѣды съ трактирнымъ слугою, чистившимъ сапоги.
   - Самуэль,- сказалъ м-ръ Пикквикь, смѣло выступая впередъ,- гдѣ моя комната?
   М-ръ Уэллеръ обомлѣлъ и вытаращилъ глаза. Выслушавъ еще нѣсколько разъ нетерпѣливый вопросъ своего господина, онъ безмолвно повернулся направо кругомъ и пошелъ вмѣстѣ съ нимъ отыскивать потерянный нумеръ. Путешеств³е было совершено безъ дальнѣйшихъ приключен³й.
   - Самуэль,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, ложась въ постель,- я сдѣлалъ въ эту ночь чрезвычайно странную, можно сказать, неслыханную ошибку.
   - Очень можетъ статься,- сухо отвѣчалъ м-ръ Уэллеръ.
   - Но вотъ въ чемъ дѣло, Самуэль: хозяинъ этого дома - страшный мошенникъ.
   - Почему вы такъ думаете?
   - Да потому, что всѣ комнаты y него какъ двѣ капли воды похожи одна на другую. Проживи я здѣсь теперь больше шести мѣсяцевъ, я никогда не рѣшусь бродить въ ночное время одинъ по всѣмъ этимъ лѣстницамъ и коридорамъ: это мое неизмѣнное рѣшен³е.
   - И очень хорошо сдѣлаете, сэръ,- отвѣчалъ м-ръ Уэллеръ,- за вами непремѣнно долженъ подсматривать дядька въ ту пору, какъ вашъ умъ блуждаетъ въ эмпиреяхъ.
   - Что вы подъ этимъ разумѣете?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   Онъ слегка приподнялся на своей постели и протянулъ руку впередъ, какъ будто желая предложить еще какой-то вопросъ; но вдругъ, повернувшись на другой бокъ, сказалъ:
   - Ступайте спать, Самуэль.
   - Слушаю, сэръ. Спокойной вамъ ночи.
   Выходя изъ дверей, м-ръ Самуэль Уэллеръ пр³остановился, почесалъ затылокъ, снялъ нагаръ со свѣчи, покачалъ головой, и въ заключен³е махнувъ рукой, медленными шагами поплелся въ свою каморку. Было ясно, что въ головѣ его совершался процессъ мысли, медленный и трудный.

Глава XXIII.

Мистеръ Самуэль Уэллеръ встрѣчаетъ стараго знакомца и старается заплатить свой долгъ.

   !!!!!!!!!!!
   Въ небольшой каморкѣ подлѣ конюшни "Большого бѣлаго коня", поутру на другой день послѣ ночного столкновен³я ученаго мужа съ незнакомой леди въ желтыхъ папильоткахъ, сидѣлъ м-ръ Уэллеръ старш³й, приготовляясь къ обратной поѣздкѣ въ Лондонъ. И сидѣлъ онъ въ такой превосходной позѣ, что художникъ мотъ бы снять съ него самый вѣрный портретъ. Вотъ онъ вамъ съ головы до ногъ.
   Могло статься, что въ первоначальную эпоху свѣжей юности профиль м-ра Уэллера представлялъ рѣшительные и смѣлые контуры; но его лицо, съ течен³емъ времени, приняло черезчуръ обширные размѣры подъ вл³ян³емъ питательныхъ веществъ горячительнаго свойства. Мясистые изгибы его щекъ до того переступили за нормальные предѣлы, назначенные для нихъ природой, что посторонн³й наблюдатель, разсматривая его въ профиль, могъ въ этой расплывающейся массѣ отличить не иначе какъ съ большимъ трудомъ одну только верхушку его багроваго носа. По этой же самой причинѣ, подбородокъ м-ра Уэллера, раздѣлившись весьма рѣзко на двѣ половины, получилъ, съ течен³емъ времени, чрезвычайно важную, сановитую форму, и вся его физ³оном³я представляла такую пеструю смѣсь цвѣтовъ которая можетъ исключительно принадлежать только джентльменамъ, посвятившимъ свои физическ³я и моральныя способности кучерскому искусству. На шеѣ м-ръ Уэллеръ носилъ малиновую шаль, выплывавшую на его трехъ-этажный подбородокъ съ такою незамѣтною постепенностью, что трудно было, по крайней мѣрѣ съ перваго взгляда, отличить складки шали отъ складокъ подбородка. Надъ малиновой шалью воздымался длинный-предлинный пестрый жилетъ съ широкими полосами ярко вишневаго цвѣта. Длиннополый и широк³й сюртукъ м-ра Уэллера былъ украшенъ спереди и сзади свѣтлыми мѣдными пуговицами огромнаго размѣра. Коротенькихъ волосъ м-ра Уэллера, черныхъ и гладкихъ, почти вовсе не видно было подъ размашистыми полями его низенькой, сѣрой шляпы. Его ноги, украшенныя сверху широкими штанами, закупоривались снизу живописными ботфортами съ длинными кисточками вычурной формы. На мѣдной часовой цѣпочкѣ, украшавшей грудь м-ра Уэллера, висѣли его фамильная печать и мѣдный ключъ, употребляемый для завода его луковицы, красовавшейся въ одномъ изъ кармановъ жилета.
   Мы сказали, что м-ръ Уэллеръ готовился къ обратной поѣздкѣ въ Лондонъ: это значитъ - онъ жуировалъ и прохлаждался. На столѣ передъ нимъ стояли въ симметрическомъ порядкѣ: кружка шотландскаго пива, порц³я бифштекса и пирогъ солидной величины. На всѣ эти предметы въ равной степени распространялась благосклонность м-ра Уэллера, и онъ уже отрѣзалъ огромный кусокъ отъ пирога, какъ вдругъ передъ дверью послышались чьи-ю шаги. М-ръ Уэллеръ оглянулся и увидѣлъ своего возлюбленнаго сына.
   - Здравствуй, Самми,- сказалъ отецъ.
   Вмѣсто отвѣта, сынъ подошелъ къ столу, взялъ кружку съ пивомъ, и, мигнувъ въ сторону отца, втянулъ въ себя нѣсколько продолжительныхъ глотковъ.
   - Хорошо, Самми, очень хорошо,- сказалъ м-ръ Уэллеръ старш³й, заглядывая въ кружку, опорожненную его возлюбленнымъ сыномъ.- Ты потягиваешь на славу, мой милый, лучше всякой устрицы. Да что тутъ толковать? Между устрицами ты могъ бы занять первѣйшее мѣсто.
   - Спасибо на добромъ словѣ, старичина,- отвѣчалъ Самуэль, посылая въ ротъ отрѣзанный кусокъ бифштекса.
   Въ это время принесли новую кружку пива.
   - Досадно, Самми,- сказалъ старш³й Уэллеръ, собираясь утолить свою жажду, демонски досадно, мой другъ, что тебя поддѣдюлилъ этотъ широкорож³й шаромыжникъ въ свѣтло-сѣрой ливреѣ. Скажи мнѣ объ этомъ кто-нибудь другой, я бы не повѣрилъ, честное слово. До сихъ поръ еще никто изъ фамил³и Уэллеровъ не позволялъ водить себя за носъ.
   - Кромѣ развѣ одного случая относительно вдовицы,- сказалъ Самуэль.
   - Ну, братъ, это совсѣмъ другая статья,- возразилъ м-ръ Уэллеръ старш³й, полируя оконечность своего носа,- вдовицы, можно сказать, составляютъ исключен³е изъ всякаго правила. Было писано гдѣ-то, я не помню гдѣ, что вдова "въ одно ухо влѣзетъ, a въ другое вылѣзетъ, какъ ни въ чемъ не бывало". Въ дѣлѣ надувательства, говорятъ, самъ чортъ не сравнится съ бабой, которой нужно завербовать для себя второго мужа.
   - Оно, пожалуй, что это такъ, дѣдушка, только...
   - Притомъ, любезный, это совсѣмъ другая статья, особый артикулъ, что называется,- продолжалъ м-ръ Уэллеръ старш³й, не обращая вниман³я на возражен³е сына,- помнишь ли ты, другъ мой, что сказалъ въ судѣ одинъ адвокатъ, защищавш³й джентльмена, который имѣлъ обыкновен³е подъ веселую руку колотить кочергой свою жену?- "Это, милостивые государи,- сказалъ онъ,- очень милая и оригинальная слабость, вполнѣ достойная снисхожден³я благомыслящихъ людей!" Вотъ это же самое я говорю относительно вдовицъ, да и самъ ты, любезный, будешь такъ же разсуждать, когда войдешь въ мои лѣта.
   - Жаль, что я этого не зналъ! - сказалъ Самуэль.
   М-ръ Уэллеръ старш³й со всего размаха ударилъ по столу и продолжалъ энергическимъ тономъ:
   - Жаль, что ты этого не зналъ! Еще бы! Это срамъ, мой другъ, просто срамъ! Уэллеръ поддался на обманъ! Уэллеръ попалъ на удочку явнаго мошенника! Да это, любезный, несмываемое пятно на нашемъ родѣ! Знаю я одного прощалыгу, который проведетъ, надуетъ, поддѣдюлитъ всѣхъ мошенниковъ на свѣтѣ, a онъ еще совсѣмъ молодой человѣкъ и далеко не получилъ такого воспитан³я, какъ ты. Затѣмъ ли я выгонялъ тебя на улицу и заставлялъ ночевать на мокрой землѣ; затѣмъ ли, другъ мой, Самми, чтобы ты сыгралъ изъ себя олуха въ обществѣ какого-нибудь сорванца?
   И, въ припадкѣ сердечной печали вызванной такими отчаянными размышлен³ями, Уэллеръ старш³й неистово позвонилъ въ колокольчикъ и приказалъ подать новую бутылку шотландскаго пива.
   - Однакожъ, нечего намъ съ тобою переливать изъ пустого въ порожнее,- сказалъ Самуэль,- что прошло, того не воротишь ни за как³я блага, и стало быть, надобно безъ ропота сносить свою кручину. Я только-что начинаю свою жизнь, и ты знаешь, первую пѣсенку зардѣвшись поютъ. Дай мнѣ еще разъ наткнуться на этого прощалыгу, я раздѣлаюсь съ нимъ по-свойски.
   - Надѣюсь, мой другъ, ты не посрамишь своего имени въ другой разъ - сказалъ м-ръ Уэллеръ старш³й,- твое здоровье, Самми! крѣпись, мужайся, преуспѣвай.
   И въ честь этого примирительнаго тоста, старикъ нѣсколькими глотками втянулъ въ себя около трехъ четвертей вновь принесенной кружки. Остальное немедленно докончилъ залпомъ его возлюбленный сынъ.
   - Теперь, другъ мой Самми,- сказалъ м-ръ Уэллеръ старш³й, вынимая изъ кармана серебряную луковицу, прикрѣпленную къ мѣдной цѣпи,- пора теперь заглянуть въ контору и посмотрѣть, какъ заряжаютъ карету; потому что, видишь ты, кареты вѣдь все то же, что ружья: ихъ надобно заряжать умѣючи, съ большою осторожностью, не торопясь и не хватаясь навзбалмошь, за что ни попало.
   При этой замысловатой сентенц³и родителя, м-ръ Уэллеръ младш³й нѣжно улыбнулся сыновнею улыбкой. Почтенный родитель поправилъ шляпу, почесалъ переносье и продолжалъ торжественнымъ тономъ:
   - Мы должны разстаться, другъ мой Самми, и никто въ м³рѣ не можетъ знать, когда еще мнѣ придется увидѣть тебя въ другой разъ. Мачеха твоя, пожалуй, взбѣсится и прогонитъ меня съ глазъ долой или встрѣтятся друг³я печальныя оказ³и, прежде, чѣмъ ты получишь какую-нибудь вѣсть о старикѣ Уэллерѣ, знаменитомъ кучерѣ обширной столицы. Честь фамильнаго имени главнымъ образомъ зависитъ отъ тебя, любезный сынъ, и я надѣюсь, ты не ударишь лицомъ въ грязь. Относительно маловажныхъ случаевъ жизни распространяться я не стану, потому что вообще я полагаюсь на тебя, какъ на самого себя. Одинъ только совѣтъ я считаю нужнымъ дать тебѣ, какъ отецъ и какъ истинный твой другъ и благодѣтель. Не женись никогда и помни мачеху.
   При этихъ словахъ м-ръ Уэллеръ старш³й еще разъ взглянулъ на своего сынка и, поворотившись къ нему спиною, немедленно исчезъ съ его глазъ.
   Погруженный въ созерцательное настроен³е духа, м-ръ Уэллеръ, разставшись съ своимъ почтеннымъ родителемъ, направилъ свои шаги изъ гостиницы "Большого бѣлаго коня" къ церкви Клемента, стараясь разсѣять свою печаль прогулкой по уединеннымъ мѣстамъ, Долго блуждалъ онъ безъ всякой опредѣленной мысли, и, наконецъ, самъ не зная какъ, очутился на какомъ-то обширномъ дворѣ, откуда можно было выбраться не иначе, какъ черезъ ту же самую калитку, въ которую онъ вошелъ. Уже онъ поворотилъ назадъ, какъ вдругъ вниман³е его было привлечено внезапнымъ явлен³емъ, приковавшимъ его ноги къ одной точкѣ обширнаго двора. Мы считаемъ необходимымъ объяснить сущность этого явлен³я.
   М-ръ Самуэль Уэллеръ глазѣлъ, отъ нечего дѣлать, на старинныя кирпичныя здан³я, бросая по временамъ пытливый взглядъ на хорошенькую дѣвушку-служанку, сидѣвшую въ спальнѣ y открытаго окна, полузавѣшеннаго сторой. Вдругъ отворилась зеленая калитка сада, разведеннаго въ концѣ двора, и человѣкъ, вышедш³й оттуда, тщательно затворилъ калитку за собою и круто поворотилъ къ тому самому мѣсту, гдѣ стоялъ м-ръ Уэллеръ.
   Само собою разумѣется, что этотъ изолированный фактъ, разсматриваемый самъ по себѣ, безъ всякаго отношен³я къ другимъ соприкосновеннымъ обстоятельствамъ, не представляетъ ничего удивительнаго: во всѣхъ частяхъ свѣта, люди могутъ выходить изъ сада, затворять за собою зеленыя калитки и даже круто поворачивать, куда и какъ имъ угодно, не обращая на себя ни малѣйшаго вниман³я постороннихъ лицъ. Ясно, стало быть, что м-ръ Уэллеръ замѣтилъ что-нибудь особенное въ манерахъ, осанкѣ и личности незнакомца, вышедшаго изъ сада. То ли, другое ли, пусть читатель судитъ самъ, какъ скоро мы разскажемъ ему о поведен³и особы, о которой идетъ рѣчь.
   Мы уже докладывали, въ какую сторону незнакомецъ направилъ свои быстрые шаги; но лишь только онъ увидѣлъ м-ра Уэллера, въ осанкѣ и походкѣ его произошла очевидная перемѣна. Онъ подпрыгнулъ, пр³остановился, сдѣлалъ опять шага два впередъ и, повидимому, оставался въ нерѣшимости недоумѣвая, куда направить дальнѣйш³й путь. Такъ какъ позади зеленая калитка была уже заперта, a впереди былъ только одинъ исходъ, то онъ очень скоро понялъ, что ему неизбѣжно пройти мимо м-ра Уэллера. Сдѣлавъ такой разсчетъ, онъ пошелъ опять быстрыми шагами, глазѣя смѣло на окружающ³е предметы. Вдругъ онъ скорчилъ свое лицо наистрашнѣйшимъ образомъ и принялся выдѣлывать самыя изумительныя гримасы, как³я когда-либо видѣлъ смертный. Въ одну минуту физ³оном³я его измѣнилась совершеннѣйшимъ образомъ, какъ, можетъ быть, ни одинъ ваятель не въ состоян³и измѣнить своимъ рѣзцомъ первоначальную форму мрамора или гипса.
   - Вотъ чудеса-то!- говорилъ м-ръ Уэллеръ самому себѣ, по мѣрѣ приближен³я незнакомца,- a я готовъ былъ биться объ закладъ, что это онъ.
   Корчи на лицѣ незнакомца сдѣлались еще страшнѣе.
   - Его волосы и его ливрея, готовъ присягнуть,- сказалъ м-ръ Уэллеръ,- только въ жизни не видалъ я такой страшной рожи.
   Между тѣмъ какъ м-ръ Уэллеръ произносилъ эти слова, черты незнакомца искривились и съежились такъ, что, повидимому, онъ чувствовалъ невыразимую боль. При всемъ томъ, когда онъ поровнялся съ м-ромъ Уэллеромъ, испытующ³й взглядъ этого джентльмена открылъ въ немъ так³е признаки, которые несомнѣнно могли принадлежать одному только м-ру ²ову Троттеру.
   - Эй вы, любезнѣйш³й!- закричалъ м-ръ Уэллеръ.
   Незнакомецъ остановился.
   - Эй куманекъ! - повторилъ Самуэль.
   Незнакомецъ, скорчивш³й рожу, смотрѣлъ съ величайшимъ изумлен³емъ на дворъ, на стѣны и окна здан³й, смотрѣлъ всюду, не глядя лишь на м-ра Уэллера, который между тѣмъ не замедлилъ развлечь его вниман³е вторымъ болѣе громкимъ окрикомъ:
   - Эй, голубчикъ!
   Теперь ужъ было слишкомъ ясно, откуда шелъ этотъ громк³й голосъ. Не думая и не надѣясь больше увернуться, незнакомецъ, сдѣлавш³й еще нѣсколько шаговъ, принужденъ былъ взглянуть прямо въ лицо м-ра Уэллера.
   - Полно кобениться, ²овъ Троттеръ,- сказалъ Самуэль,- видна сова по полету. Что вы повертываете своими буркалами, какъ мартышка въ ситцевой фуфайкѣ? Смотрите на меня прямо, любезный, или на этотъ разъ я повыжму настоящую водицу изъ вашихъ глазъ. Слышите?
   Такъ какъ м-ръ Уэллеръ оказывалъ, повидимому, полную готовность привести въ исполнен³е свою грозную ласку, то м-ръ Троттеръ постепенно сообщилъ своимъ чертамъ ихъ естественную форму и, сдѣлавъ радостный прыжокъ, воскликнулъ веселымъ тономъ:
   - Что я вижу? Вы ли это, м-ръ Уокеръ!
   - Вотъ оно какъ!- отвѣчалъ м-ръ Уэллеръ.- Стало быть, вы рады меня видѣть?
   - Охъ, какъ радъ!- воскликнулъ м-ръ ²овъ Троттеръ.- Если бы вы знали, м-ръ Уокеръ, съ какою горячностью, съ какимъ нетерпѣн³емъ я добивался этой встрѣчи! Право, я съ ума схожу, м-ръ Уокеръ.

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
Просмотров: 262 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа