Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба, Страница 18

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба



/div>
   - Да, любезный другъ, здѣсь очень недурно,- сказалъ старикъ Уардль.- Не угодно ли стаканъ пунша?
   - Съ величайшимъ удовольств³емъ.
   И это удовольств³е яркими чертами изобразилось на щекахъ ученаго мужа, когда онъ опорожнилъ свой стаканъ.
   - Хорошо,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, облизывая губы,- очень хорошо. Не мѣшаетъ еще стаканчикъ. Прохладно, очень прохладно ... Ну, господа,- продолжалъ м-ръ Пикквикъ, нагибая кувшинъ съ холоднымъ пуншемъ,- я намѣренъ теперь предложить тостъ за здоровье нашихъ друзей на Дингли-Делль. Да здравствуютъ красавицы Дингли-Делль!
   Тостъ былъ принятъ съ громкими рукоплескан³ями.
   - Знаете ли, что я выдумалъ, господа,- сказалъ м-ръ Винкель, посылая въ ротъ кусокъ ветчины.- Я привѣшу къ столбу застрѣленную куропатку и буду въ нее стрѣлять, отступивъ сперва только на два шага и потомъ постепенно увеличивая пространство. Это будетъ превосходная практика, и впередъ, вы увидите, что я не сдѣлаю ни одного промаха.
   - На своемъ вѣку, сэръ,- перебилъ м-ръ Уэллеръ,- я зналъ одного джентльмена, который именно, какъ изволите говорить, началъ стрѣлять въ двухъ шагахъ; только послѣ перваго выстрѣла птица его совсѣмъ пропала, такъ что не доискались отъ нея ни одного пера.
   - Самуэль,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Что прикажете?
   - Вы сдѣлаете хорошо, если оставите свои анекдоты до другого времени.
   - Слушаю, сэръ.
   Здѣсь м-ръ Уэллеръ принялся моргать обоими глазами съ такимъ уморительно-остроумнымъ искусствомъ, что мальчишки, поджавъ животы, должны были приникнуть къ землѣ своими головами. Самъ степенный лѣснич³й не могъ никакимъ образомъ скрыть отъ взоровъ публики своихъ веселыхъ улыбокъ.
   - Да, господа, превосходный пуншъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, искоса поглядывая на кувшинъ, наполненный живительною влагой.- Всего лучше то, что онъ холоденъ: въ жарк³й день его можно употреблять вмѣсто лимона.- Топманъ, любезный другъ, хочешь стаканчикъ?
   - Съ величайшимъ удовольств³емъ.
   И, выпивъ этотъ стаканъ вмѣстѣ съ любезнымъ другомъ, м-ръ Пикквикъ налилъ еще другой, единственно для того, чтобы испробовать, не было ли въ пуншѣ лимонной кислоты, которой вообще онъ терпѣть не мотъ въ микстурахъ этого рода. Оказалось, къ счастью, что лимонной кислоты совсѣмъ не было; поэтому м-ръ Пикквикъ выпилъ еще стаканчикъ за здоровье отсутствующаго поэта. Затѣмъ немедленно предложилъ онъ тостъ во славу неизвѣстнаго изобрѣтателя пунша.
   Постоянная смѣна пуншевыхъ стакановъ произвела могущественное дѣйств³е на организмъ ученаго мужа. Скоро лицо его залучезарилось солнечною улыбкой, смѣхъ заигралъ на его устахъ, и добродушная веселость заискрилась въ его глазахъ. Уступая постепенно вл³ян³ю живительной влаги, м-ръ Пикквикъ выразилъ сильнѣйшее желан³е припомнить какую-то пѣсню, слышанную имъ въ дѣтствѣ: пѣсня вертѣлась на умѣ, но на языкъ никакимъ образомъ не шла; поэтому, для оживлен³я младенческихъ воспоминан³й, м-ръ Пикквикъ выпилъ еще стаканчикъ, уже совершенно затмивш³й его память. Позабывъ слова пѣсни, онъ разучился, повидимому, произносить всяк³я слова, и языкъ его лепеталъ как³е-то безсвязные звуки. Поднявшись, наконецъ, на ноги, для произнесен³я передъ собран³емъ великолѣпной рѣчи, м-ръ Пикквикъ повалился въ свою телѣжку и немедленно погрузился въ глубок³й сонъ.
   Опустѣлыя блюда были вновь уложены въ корзину, ружья заряжены опять, и компан³я приготовилась къ возобновлен³ю охоты. М-ръ Пикквикъ сопѣлъ, кряхтѣлъ и храпѣлъ во всю носовую завертку. Послѣ безполезныхъ попытокъ вывести его изъ этого оцѣпенѣн³я, приступлено было къ разсужден³ю: долженъ ли м-ръ Уэллеръ катить назадъ своего господина, или ужъ не лучше ли оставить его на этомъ мѣстѣ вплоть до окончан³я охоты. Послѣднее мнѣн³е взяло перевѣсъ надъ первымъ. Дальнѣйшая экспедиц³я, на которую убѣдительно напрашивался и м-ръ Уэллеръ, должна была продолжаться не больше одного часа. Рѣшено: оставить м-ра Пикквика въ телѣжкѣ и завернуть за нимъ при возвращен³и домой.
   Такъ и сдѣлали. Джентльмены и собаки отправились въ дальнѣйш³й путь; м-ръ Пикквикъ остался одинъ подъ развѣсистымъ дубомъ.
   Не могло быть никакихъ сомнѣн³й въ томъ, что м-ръ Пикквикъ будетъ храпѣть здоровымъ храпомъ до возвращен³я друзей или, за отсутств³емъ друзей, вплоть до заката солнечныхъ лучей, и не могло быть никакихъ подозрѣн³й въ томъ, что никто не возмутитъ здѣсь спокойств³я его души и тѣла. Послѣдн³й разсчетъ не оправдался: судьба не оставила въ покоѣ ученаго мужа.
   Кептенъ Больдвигъ былъ небольшой гордый человѣчекъ, въ накрахмаленномъ галстукѣ и синемъ сюртукѣ. Обозрѣвая свои владѣн³я, кептенъ Больдвкгъ опирался правою рукою на толстую камышевую палку съ мѣднымъ наконечникомъ, и позади кептена Больдвига, на почтительномъ разстоян³и, шли садовникъ и его помощникъ, ребята смирные и кротк³е, которымъ кептенъ Больдвигъ отдавалъ свои повелѣн³я съ величавою важностью и всегда торжественнымъ тономъ, потому что сестра жены кептена Больдвига была замужемъ за маркизомъ и домъ кептена Больдвига назывался виллой, и владѣн³я его были обширны, роскошны, славны.
   Всхрапнулъ м-ръ Пикквикъ не больше тридцати минутъ, какъ на мѣсто его отдыха, выступая сановито и плавно, появился кептенъ Больдвигъ, сопровождаемый двумя садовниками, которые шли сзади на почтительномъ разстоян³и. Подойдя къ развѣсистому дубу, кептенъ Больдвигъ пр³остановился, пр³осанился и бросилъ на окрестность величественный взглядъ, воображая, повидимому, что весь этотъ ландшафтъ долженъ взыграть отъ восторга, какъ только удостоитъ его своимъ вниман³емъ кептенъ Больдвигъ. Ударивъ палкой по землѣ, кептенъ Больдвигъ повернулся назадъ и позвалъ къ себѣ главнаго садовника такимъ образомъ:
   - Гонтъ!
   - Чего изволите?- отвѣчалъ садовникъ.
   - Выравнять и выгладить это мѣсто къ завтрашнему утру,- слышите, Гонтъ?
   - Слушаю, сэръ.
   - Примите мѣры, чтобы все здѣсь было въ хорошемъ порядкѣ,- слышите, Гонтъ?
   - Слушаю, сэръ.
   - Смотрѣть хорошенько за браконьерами, караулить дичь, разгонять бродягъ. Слышите, Гонтъ, слышите?
   - Буду помнить, сэръ.
   - Прошу извинить, сэръ,- сказалъ другой садовникъ, выступая впередъ и отвѣшивая низк³й поклонъ.
   - Что вамъ нужно, Вилькинсъ?- сказалъ кептенъ Больдвигъ.
   - Прошу извинить, сэръ, но, мнѣ кажется, сегодня здѣсь были браконьеры.
   - А?!- замѣтилъ кептенъ Больдвигъ, хмуря свои брови.
   - Да, сэръ, были и, кажется, они обѣдали здѣсь, если не ошибаюсь.
   - Будь они прокляты!- вскричалъ кептенъ Больдвигъ, когда понурый взоръ его встрѣтилъ кости и крошки, разсѣянныя на травѣ.- Вы правы: они жрали здѣсь. Если бы увидѣть ихъ!- продолжалъ кептенъ, вонзая въ землю мѣдный наконечникъ.- О, если бы я встрѣтилъ здѣсь этихъ бродягъ!- заревѣлъ кептенъ Больдвитъ яростнымъ тономъ.
   - Прошу извинить, сэръ,- сказалъ Вилькинсъ,- но....
   - Что еще?- проревѣлъ кептенъ Больдвигъ.
   И, слѣдуя взоромъ по указан³ю робкаго садовника, онъ завидѣлъ несчастную телѣжку, гдѣ возлежалъ знаменитый основатель Пикквикскаго клуба.
   - Экая бест³я!- вскричалъ кептенъ Больдвигъ, разглаживая кости м-ра Пикквика камышевою тростью.- Какъ васъ зовутъ?
   - Холодный пуншъ,- пробормоталъ м-ръ Пикквикъ, безсознательно поворачиваясь на другой бокъ.
   - Какъ?- вскричалъ кептенъ Больдвигь.
   Никакого отвѣта.
   - Какъ онъ назвалъ себя?
   - Пуншъ, кажется,- отвѣчалъ Вилькинсъ.
   - Какова наглость!- сказалъ кептенъ Больдвигъ. Каково гнусное безстыдство! И онъ притворяется, будто дрыхнетъ! Этотъ наглый плебей просто пьянъ! Прочь его, Вилькинсъ, прочь его, отсюда!
   - Куда-жъ мнѣ его дѣвать, сэръ?- робко спросилъ Вилькинсъ.
   - Къ чорту на кулички!- отвѣчалъ кептенъ Больдвкгъ.
   - Слушаю, сэръ,- сказалъ Вилькинсъ.
   - Остановитесь!- проревѣлъ кептенъ Больдвигъ.
   Вилькинсъ остановился.
   - Отвезти его на скотный дворъ и подождать пока проспится. Увидимъ, какой онъ пуншъ. Онъ не застращаетъ меня... да, не застращаетъ! Тащите его!
   И м-ръ Пикквикъ, повинуясь настоятельному приказан³ю, покатился къ жилищу джентльменскихъ скотовъ. Кептенъ Больдвигъ, раздутый негодован³емъ, продолжалъ свою прогулку.
   Невыразимо изумились пикквикисты и спутники ихъ, когда, послѣ возвращен³я съ охоты, должны были увидѣть, что м-ръ Пикквикъ исчезъ, не оставивъ по себѣ никакихъ слѣдовъ,- исчезъ, унеся съ собою походную телѣжку. Случай необыкновенный, обстоятельство непостижимое, тайна неразгаданная! Какъ? Хромой старичекъ, погруженный въ глубочайш³й сонъ, не только убрался съ собственными ногами, но даже угораздился, забавы ради, утащить съ собою походную телѣжку! Чудо неслыханное, невиданное! Напрасно осиротѣлые джентльмены, всѣ вообще и каждый порознь, шарили по всѣмъ угламъ и закоулкамъ; аукали, кричали, свистѣли, смѣялись, звали, хохотали: напрасный трудъ! Сгинулъ м-ръ Пикквикъ, и нигдѣ не оказывалось слѣдовъ мин³атюрной телѣжки. Послѣ всѣхъ этихъ безполезныхъ поисковъ, продолжавшихся нѣсколько часовъ, надлежало придти къ печальному заключен³ю, что обратное путешеств³е домой должно быть совершено безъ ученаго мужа.
   М-ръ Пикквикъ между тѣмъ благополучно прикатился на скотный дворъ и продолжалъ храпѣть въ своей телѣжкѣ, къ невыразимой потѣхѣ и наслажден³ю не только всѣхъ деревенскихъ мальчишекъ, но и трехъ четвертей народонаселен³я, обступившаго сарай въ ожидан³и пробужден³я забавнаго арестанта. Легко вообразить, во сколько тысячъ разъ увеличился бѣшеный восторгъ этой толпы, когда, наконецъ, м-ръ Пикквикъ, открывъ глаза, машинально произнесъ:
   - Самуэль! Самуэль!
   Не получивъ ожидаемаго отвѣта, онъ сѣлъ въ своей телѣжкѣ и устремилъ остолбенѣлый взоръ на сотни окружавшихъ его лицъ.
   Общ³й гвалтъ служилъ сигналомъ его пробужден³я и, когда м-ръ Пикквикъ невольно спросилъ: "Что тутъ такое?" - толпа заревѣла громче и дружнѣе.
   - Потѣха, ребята!- закричали сотни голосовъ.
   - Гдѣ я?- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ.
   - На скотномъ дворѣ,- отвѣчала толпа.
   - Когда я сюда попалъ? Что я дѣлалъ? Откуда меня привезли?
   - Больдвигь - кептенъ Больдвигъ,- былъ единственный отвѣтъ.
   - Дайте мнѣ выйти,- кричалъ м-ръ Пикквикъ.- Пустите меня. Гдѣ мой слуга? Куда дѣвались мои товарищи?
   - Ура! Ура!
   И съ этимъ залпомъ восклицан³й на несчастную голову м-ра Пикквика посыпались куски рѣпы, моркови, картофеля, яицъ и мног³е друг³е веселые подарки.
   Какъ долго могла бы продолжаться эта сцена и как³я терзан³я претерпѣлъ бы м-ръ Пикквикь,- никто сказать не въ состоян³и; но, къ великому его благополуч³ю, среди улицы вдругъ остановилась джентльменская коляска, обратившая на себя вниман³е толпы. Изъ коляски мигомъ выскочили старикъ Уардль и м-ръ Самуэль Уэллеръ. Первый, съ быстротою мысли, подскочилъ къ президенту Пикквикскаго клуба и втащилъ его въ коляску, между тѣмъ какъ Самуэль Уэллеръ совершилъ побѣдоносную борьбу съ коренастымъ сторожемъ.
   - Судью зовите!- кричали двѣнадцать голосовъ.
   - Да, зовите его, чортъ васъ побери!- сказалъ Самуэль Уэллеръ, занимая свое мѣсто на козлахъ.- Скажите ему поклонъ отъ м-ра Уэллера и объявите, что я приколотилъ сторожа! Прибавьте, что завтра я возвращусь и задамъ ему новую потасовку, если онъ этой не удовольствуется. Ну, пр³ятель, поворачивайся!- сказалъ онъ кучеру.
   - Надобно сдѣлать распоряжен³я для начат³я процесса съ этимъ кептеномъ Больдвигомъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, когда коляска выѣхала изъ деревни.- Въ первый же день по пр³ѣздѣ въ Лондонъ подамъ на него жалобу.
   - Но вѣдь мы охотились на чужой землѣ,- замѣтилъ м-ръ Уардль.
   - Какая мнѣ нужда! ... a я все-таки подамъ просьбу.
   - Нельзя.
   - Отчего же? Непремѣнно подамъ, и лишь толь....
   Но, взглянувъ на веселую физ³оном³ю Уардля, м-ръ Пикквикъ пр³остановился и потомъ прибавилъ: - почему не подать?
   - Потому, любезный другъ, что мы слишкомъ много выпили холоднаго пунша на чужой землѣ,- проговорилъ старикъ Уардль, заливаясь громкимъ смѣхомъ.
   - Будь, что будетъ,- м-ръ Пикквикъ улыбнулся, улыбка превратилась въ смѣхъ, за смѣхомъ послѣдовалъ хохотъ,- и вдругъ вся компан³я захохотала во все горло. Для возстановлен³я общаго веселья путешественники завернули по дорогѣ въ деревенск³й трактиръ и заказали дюжину стакановъ пунша съ аракомъ и лимономъ, въ ознаменован³е блистательной побѣды м-ра Уэллера.
  

Глава XX

Объясняющая знаменитую личность господъ Додсона и Фогга и веселыя забавы ихъ конторщиковъ, съ подробнымъ описан³емъ трогательнаго свидан³я между мистеромъ Уэллеромъ и почтеннымъ его родителемъ, о которомъ уже давно не было ни слуха, ни духа.

   Въ одно прекрасное утро, на одномъ изъ отдаленныхъ концовъ Корнгилля, въ нижнемъ этажѣ грязнаго и закоптѣлаго здан³я, засѣдали четыре клерка господъ Додсона и Фогга, знаменитыхъ стряпчихъ въ судѣ королевской скамьи и въ высшемъ судѣ. Небесный свѣтъ и яркое с³ян³е солнца были столько же доступны для этихъ господъ, сколько для человѣка, посаженнаго среди бѣлаго дня на дно глубокаго колодца, откуда, однакожъ, онъ мотъ на досугѣ считать звѣзды и производить астрономическ³я. наблюден³я, чего никакимъ способомъ не могли дѣлать конторщики господъ Додсона и Фо³та.
   Конторой была грязная, темная, сырая и затхлая комната съ высокой деревянной перегородкой, скрывавшей клерковъ отъ наблюден³я любопытныхъ взоровъ. Между множествомъ другихъ интересныхъ предметовъ постороннему зрителю бросались въ глаза два оборванныя кресла, гремуч³е стѣнные часы, адресъ-календарь, вѣшалка для шинелей, гвозди для шляпъ и съ полдюжины полокъ, на которыхъ красовались огромныя связки пыльной бумаги, и нѣсколько разнокалиберныхъ бутылокъ съ чернилами. Сюда-то, по волѣ неумолимой судьбы, явились, наконецъ, м-ръ Пикквикъ и вѣрный его слуга. Это было въ пятницу поутру, на другой день послѣ событ³й, описанныхъ нами въ послѣдней главѣ.
   М-ръ Пикквикъ и Самуэль Уэллеръ постучались въ стеклянную дверь.
   - Кто тамъ? Войдите!- закричалъ голосъ изнутри.
   М-ръ Пикквикъ и Самуэль Уэллеръ вошли.
   - Дома ли, сэръ, господа Додсонъ и Фоггъ? спросилъ м-ръ Пикквикъ ласковымъ голосомъ, подвигаясь, со шляпою въ рукахъ, къ деревянной перегородкѣ.
   - М-ра Додсона нѣтъ дома, a м-ръ Фогтъ занятъ своими дѣлами,- отвѣчалъ голосъ за перегородкой.
   И въ то же время голова, которой принадлежалъ голосъ, украшенная перомъ за лѣвымъ ухомъ, взглянула черезъ перегородку на м-ра Пикквика.
   Это была шершавая, ярко лоснящаяся, напомаженная голова съ волосами песочнаго цвѣта, раздѣленными на два неправильные полукруга. Лицо ея украшалось парой крошечныхъ глазъ и грязными воротниками туго-накрахмаленной рубашки.
   - М-ра Додсона нѣтъ дома, a м-ръ Фогтъ занятъ своими дѣлами,- повторилъ человѣкъ, которому принадлежала напомаженная голова.
   - Когда воротится м-ръ Додсонъ?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Не могу сказать.
   - Скоро ли м-ръ Фоггъ покончитъ занят³е своими дѣлами?
   - Не могу знать.
   Затѣмъ напомаженный человѣкъ принялся съ великимъ глубокомысл³емъ чинить свое перо, тогда какъ другой конторщикъ, продолжая готовить для себя въ двухъ стаканахъ содовую воду, бросалъ на него одобрительную улыбку.
   - Я подожду,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   На это не послѣдовало никакого отвѣта. М-ръ Пикквикъ сѣлъ безъ приглашен³я и началъ отъ бездѣлья прислушиваться къ бою стѣнныхъ часовъ и шумному разговору клерковъ.
   - Весело было?- спросилъ одинъ изъ этихъ джентльменовъ въ сѣромъ фракѣ съ мѣдными пуговицами и широкихъ штанахъ чернильнаго цвѣта. Вопросъ былъ, очевидно, вызванъ продолжавшимся повѣствован³емъ о приключен³яхъ прошлой ночи.
   - Демонски весело,- отвѣчалъ другой джентльменъ, разводивш³й соду.- Кутили напропалую.
   - Томъ Кумминсъ былъ президентомъ,- сказалъ джентльменъ въ сѣромъ фракѣ.- Нализались всѣ. Я воротился домой въ половинѣ пятаго и былъ такъ пьянъ, что никакъ не могъ доискаться ключа въ своемъ карманѣ. Спасибо ужъ кухарка вышла навстрѣчу и отперла мою комнату, не то пришлось бы растянуться y порога. Желалъ бы я знать, что сказалъ бы на это старикъ Фоггъ? Вѣдь пришлось бы, я думаю, отваливать на попятный дворъ, еслибъ онъ пронюхалъ эту продѣлку.
   Дружный хохотъ служилъ отвѣтомъ на это замѣчан³е юмористическаго свойства.
   - У Фогга сегодня поутру была потѣха своего рода, когда Джакъ сортировалъ наверху бумаги, a вы уходили со двора,- сказалъ сѣрофрачный человѣкъ.- Фоггь, изволите видѣть, перечитывалъ здѣсь письма, полученныя съ послѣдней почтой, и вотъ вдругъ вламывается въ дверь этотъ голоштанникъ ... какъ бишь его? ... ну, тотъ, противъ котораго мы настрочили бумагу въ Кемберуэлль?
   - Рамси,- сказалъ клеркъ, говоривш³й съ м-ръ Пикквикомъ.
   - Ну, да, Рамси, вѣдь онъ обилъ y насъ пороги.- "Что скажете, сэръ?" - говоритъ Фоггъ, взглянувъ на него исподлобья,- вѣдь знаете, какъ онъ смотритъ.- "Деньги, что ли?" - Да, говоритъ Рамси,- принесъ деньги вамъ, сэръ, всѣ сполна. Долгъ мой: два фунта десять шиллинговъ, да протори, по вашимъ словамъ, стоятъ три фунта пять шиллинговъ: вотъ вамъ вся сумма,- продолжалъ онъ вынимая съ глубокимъ вздохомъ денежный свертокъ изъ своего кармана. Старикъ Фоггъ взглянулъ сперва на деньги, потомъ на Рамси, и потомъ кашлянулъ три раза: - вы знаете, какъ онъ кашляетъ. Ну, думаю себѣ,- быть тутъ чуду.- "Вы, полагаю, не знаете",- сказалъ онъ,- "что ужъ вѣдь подано ко взыскан³ю противъ васъ, и это, естественнымъ образомъ, должно увеличить издержки".- Какъ это можно! - сказалъ Рамси, отскакивая назадъ,- срокъ только-что кончился вчера вечеромъ.- "Знаю",- сказалъ Фоггъ,- "бумагу мы отправили сегодня поутру. Джаксонъ вѣдь отнесъ ее въ судъ, м-ръ Виксъ?" - Разумѣется, я сказалъ, что отнесъ.- Старикъ Фоггъ кашлянулъ опять и взглянулъ на Рамси.- Боже мой,- сказалъ Рамси,- сколько трудовъ мнѣ стоило скопить эти деньги - и вотъ опять не впрокъ!- этакъ можно съ ума сойти. - ,,Не сойдете",- сказалъ Фогтъ холоднымъ тономъ; - ступайте-ка лучше домой и зацѣпите еще малую толику".- Да гдѣ же бы я взялъ? Нѣтъ y меня ни пенни въ цѣломъ домѣ!- вскричалъ Рамси, ударивъ кулакомъ по столу.- "Послушайте, сэръ, вы пришли сюда, конечно, не затѣмъ, чтобъ дѣлать грубости y меня въ канцеляр³и! "- сказалъ Фогтъ притворно сердитымъ тономъ.- Я вамъ не дѣлаю никакихъ грубостей,- сказалъ Рамси.- "Вы груб³янъ, сэръ",- сказалъ Фо³тъ,- "извольте убираться вонъ и приходите въ канцеляр³ю, когда научитесь вести себя какъ прилично порядочному джентльмену". Рамси пытался было еще что-то сказать, но Фоггъ не хотѣлъ больше слушать. Бѣдняга взялъ свои деньги и вышелъ изъ канцеляр³и. Лишь только затворилась дверь, старикъ Фоггъ повернулся ко мнѣ съ веселой улыбкой и вынулъ бумагу изъ кармана.- "Вотъ вамъ, говоритъ,- наймите, извозчика и скачите въ палату, какъ можно скорѣе. Протори мы выручимъ сполна со включен³емъ законныхъ процентовъ: онъ человѣкъ степенный, съ огромной семьей, и зарабатываетъ около двадцати пяти шиллинговъ въ недѣлю. Мы повыжмемъ изъ него все, что можно, м-ръ Виксъ. Это будетъ истинно доброе, христ³анское дѣло. Онъ человѣкъ бѣдный и сидитъ иной разъ безъ куска хлѣба со своей голодной семьей. Пусть для него этотъ случай послужитъ урокомъ - не входить опрометчиво иной разъ въ долги, когда трудно заплатить. Не такъ ли, м-ръ Виксъ?" И, уходя изъ комнаты, Фоггъ улыбался съ такимъ добродушнымъ видомъ, что весело было смотрѣть на него. Человѣкъ дѣловой, господа,- сказалъ Виксъ тономъ величайшаго удивлен³я,- заноза, провалъ его возьми!
   Всѣ писаря единодушно согласились съ этимъ мнѣн³емъ и нашли, что м-ръ Фоггъ - образцовый стряпч³й.
   - Здѣсь тонк³й народъ, сэръ!- шепнулъ м-ръ Уэллеръ своему господину.- Сумѣютъ и продать, и выкупить!
   М-ръ Пикквикъ утвердительно кивнулъ головой и откашлянулся довольно громко, чтобъ привлечь вниман³е молодыхъ джентльменовъ за перегородкой. Облегчивъ свою душу разными замѣчан³ями и остроумными шуточками насчетъ одураченнаго Рамси, писаря дѣйствительно припомнили на этотъ разъ, что въ ихъ конторѣ сидитъ незнакомый джентльменъ.
   - Фоггъ не свободенъ ли теперь?- сказалъ Джаксонъ.
   - A вотъ я справлюсь,- сказалъ Виксъ, лѣниво вставая со своего мѣста.- Какъ о васъ сказать м-ру Фоггу?
   - Мое имя - Пикквикъ,- отвѣчалъ достославный герой нашихъ записокъ.
   Джаксонъ побѣжалъ наверхъ и, немедленно воротившись, объявилъ, что м-ръ Фоггъ просить м-ра Пикквика подождать минутъ пять. Передавъ это поручен³е, м-ръ Джаксонъ опять усѣлся за столъ.
   - Какъ зовутъ этого джентльмена?- спросилъ Виксъ.
   - Пикквикъ,- отвѣчалъ Джаксонъ,- это отвѣтчикъ по дѣлу вдовы Бардль.
   Тих³й шорохъ и напряженныя усил³я задушить припадокъ смѣха, послышались изъ-за перегородки.
   - Они, сэръ, подскрыливаютъ надъ вами,- шепнулъ м-ръ Уэллеръ.
   - Подскрыливаютъ надо мной!- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ.- Что это значитъ, Самъ?
   Вмѣсто отвѣта, м-ръ Уэллеръ указалъ большимъ пальцемъ черезъ свое плечо, и м-ръ Пикквикъ, обративъ въ эту сторону свои глаза, съ изумлен³емъ увидѣлъ, что всѣ четыре клерка, дѣлая самыя уморительныя гримасы, обозрѣвали черезъ ширмы до мельчайшихъ подробностей фигуру и осанку мнимаго возмутителя спокойств³я женскихъ сердецъ и безсовѣстнаго нарушителя нѣжныхъ клятвъ. Пораженные, однакожъ, его гнѣвнымъ взглядомъ, они бросились къ своимъ мѣстамъ, и неистовый скрипъ перьевъ возвѣстилъ начало ихъ усердной работы.
   Внезапный звонъ колокольчика заставилъ м-ра Джаксона вновь отправиться въ комнату Фогга. Воротившись черезъ минуту, онъ объявилъ, что м-ръ Фогтъ можетъ теперь принять м-ра Пикквика, если угодно ему пожаловать наверхъ.
   Наверхъ пошелъ одинъ м-ръ Пикквикъ, a вѣрный слуга его остался внизу. На одной изъ комнатныхъ дверей второго этажа была изображена аршинными буквами золотая надпись: "М-ръ Фоггъ". Послѣ предварительнаго доклада, м-ръ Пикквикъ вошелъ, наконецъ, въ эту завѣтную дверь.
   - Додсонъ дома?- спросилъ м-ръ Фоггъ.
   - Дома,- отвѣчалъ Джаксонъ.
   - Попросите его сюда.
   - Слушаю.
   Джаксонъ ушелъ.
   - Не угодно ли вамъ присѣсть,- сказалъ Фоггъ.- Вотъ вамъ, покамѣстъ, газета: мой товарищъ сейчасъ придетъ, и мы потолкуемъ вмѣстѣ о вашемъ дѣлѣ.
   М-ръ Пикквикъ присѣлъ и взялъ газетный листокъ; но вмѣсто того, чтобъ читать, принялся осматривать дѣлового человѣка. Это былъ высок³й, худощавый, морщинистый джентльменъ въ черномъ фракѣ, пестрыхъ панталонахъ и черныхъ штиблетахъ. Казалось, что м-ръ Фоггъ всю свою жизнь питался одними овощами.
   Минутъ черезъ пять вошелъ м-ръ Додсонъ, полный, статный и весьма суровый джентльменъ съ грозною походкой и громкимъ голосомъ. Разговоръ начался.
   - Это м-ръ Пикквикъ,- сказалъ Фоггь.
   - А! Вы отвѣтчикъ по дѣлу м-съ Бардль?
   - Да, сэръ,- проговорилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Очень хорошо,- сказалъ Додсонъ,- Что-жъ вы предлагаете?
   - Ну?- сказалъ Фоггъ, запуская руки въ глубок³е карманы своихъ панталонъ и забрасывая голову на спинку креселъ.- Что вы предлагаете, м-ръ Пикквикъ?
   - Постойте, Фоггъ,- сказалъ Додсонъ,- пусть онъ сперва отвѣтитъ на мой вопросъ.
   - Я пришелъ, господа,- началъ м-ръ Пикквикъ, бросая кротк³й взглядъ на обоихъ дѣльцовъ,- я пришелъ, господа, выразить свое изумлен³е по поводу вашего письма и спросить, на какихъ основан³яхъ вы намѣрены дѣйствовать противъ меня.
   - Основан³я...- началъ Фоггъ, тотчасъ, однакожъ, остановленный своимъ товарищемъ.
   - М-ръ Фоггъ,- сказалъ Додсонъ,- я намѣренъ говорить.
   - Прошу извинить, м-ръ Додсонъ,- сказалъ Фоггъ.
   - Что касается до этихъ основан³й, сэръ,- продолжалъ Додсонъ, придавая нравственную энерг³ю своему голосу,- вы должны прежде всего обратиться къ вашей собственной совѣсти и къ вашимъ собственнымъ чувствамъ. Мы, сэръ, мы обязаны въ этомъ дѣлѣ руководствоваться единственно показан³емъ нашей кл³ентки. Это показан³е, сэръ, главнѣйшимъ образомъ можетъ и должно быть разсматриваемо съ двухъ противоположныхъ сторонъ. Оно можетъ быть истиннымъ, можетъ быть и ложнымъ; можетъ быть вѣроятнымъ или можетъ быть невѣроятнымъ; но если оно дѣйствительно содержитъ въ себѣ признаки истины и вѣроятности, я безъ обиняковъ скажу вамъ, сэръ, что основан³я наши сильны, положительны, непоколебимы. Быть можетъ, сэръ, вы злоумышленникъ или можетъ быть и то, что вы просто человѣкъ несчастный; но еслибъ, сэръ, понадобилось мнѣ, по долгу совѣсти и чести, выразить откровенно свое мнѣн³е насчетъ вашего поведен³я,- я не колеблясь сказалъ бы, что мнѣ можно въ этомъ случаѣ имѣть одно только мнѣн³е.
   Здѣсь м-ръ Додсонъ выпрямился съ видомъ оскорбленной добродѣтели и взглянулъ на Фогга, который заложилъ руки въ карманы и бросалъ на своего товарища одобрительный кивокъ.
   - Безъ наималѣйшаго сомнѣн³я,- подтвердилъ м-ръ Фоггъ.
   - Позвольте, сэръ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, побѣждая болѣзненное чувство, возбужденное въ немъ этой сценой,- позвольте увѣрить васъ, что въ настоящемъ случаѣ, когда рѣчь идетъ объ этомъ дѣлѣ, я самый несчастный человѣкъ въ м³рѣ.
   - Очень можетъ быть, сэръ, я даже надѣюсь,- отвѣчалъ Додсонъ.- Если вы дѣйствительно невинны въ обвинен³и, которому подвергаетесь на законномъ основан³и, то несчаст³е ваше превосходитъ всякое вѣроят³е, и я рѣшительно сомнѣваюсь, съ своей стороны, чтобы честный человѣкъ, кто бы и какъ бы онъ ни былъ, могъ сдѣлаться въ такой степени несчастнымъ. Что вы скажете на это, м-ръ Фоггъ?
   - Мое мнѣн³е во всѣхъ пунктахъ совершенно согласно съ вашимъ,- отвѣчалъ Фоггъ съ улыбкой недовѣрчивости.
   - Дѣло, сэръ, начато по законной формѣ, и мы уже составили протоколъ,- продолжалъ Додсонъ.- М-ръ Фоггь, гдѣ исходящая книга?
   - Вотъ она,- сказалъ Фоггь, подавая большую квадратную книгу въ сафьянномъ переплетѣ.
   - Извольте взглянуть,- продолжалъ Додсонь,- "Миддльсексъ, августа двадцать восьмого, тысяча восемьсотъ двадцать восьмого года. Ж_а_л_о_б_а в_д_о_в_ы М_а_р_т_ы Б_а_р_д_л_ь н_а С_а_м_у_э_л_я П_и_к_к_в_и_к_а. Искъ въ тысячу пятьсотъ фунтовъ. Адвокаты: Додсонъ и Фоггъ". Все на законномъ основан³и, сэръ.
   Додсонъ кашлянулъ и взглянулъ на Фогга. Тотъ немедленно повторилъ:
   - Все на законномъ основан³и, сэръ.
   И потомъ оба они взглянули на м-ра Пикквика.
   - Стало быть, господа,- сказалъ м-ръ Пикквикъ,- я долженъ придти къ заключен³ю, что вы серьезно хотите пускать въ ходъ это дѣло!
   - И пустили!- отвѣчалъ Додсонъ съ выражен³емъ, близкимъ къ улыбкѣ.- Можете быть спокойны на этотъ счетъ: мы знаемъ свое дѣло.
   - И м-съ Бардль дѣйствительно требуетъ за какую-то неустойку полторы тысячи фунтовъ?- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Ни больше, ни меньше, и то потому, что мы уговорили ее снизойти до этой суммы. Требован³е могло быть увеличено, по крайней мѣрѣ, въ три раза,- отвѣчалъ Додсонъ.
   - Впрочемъ, м-съ Бардль, если не ошибаюсь, объявила рѣшительно и твердо,- замѣтилъ Фоггъ, взглянувъ на своего товарища,- что она не намѣрена спустить ни одного фарсинга.
   - Въ этомъ не можетъ быть никакого сомнѣн³я,- отвѣчалъ Додсонъ.- Не угодно ли, сэръ, мы прикажемъ изготовить для васъ коп³ю съ этого дѣла?
   - Очень хорошо, господа, очень хорошо,- сказалъ, м-ръ Пикквикъ, поднимаясь съ мѣста и пылая благороднымъ гнѣвомъ,- я пришлю къ вамъ своего адвоката.
   - Этимъ вы доставите намъ величайшее удовольств³е,- сказалъ Фоггъ, потирая руки.
   - Намъ будетъ очень пр³ятно,- сказалъ Додсонъ, отворяя дверь.
   - Но прежде, чѣмъ я уйду, господа,- сказалъ раздраженный м-ръ Пикквикъ,- позвольте мнѣ замѣтить, что такого гнуснаго и подлаго дѣла...
   - Обождите, сэръ, сдѣлайте одолжен³е,- перебилъ Додсонъ съ величайшею учтивостью.- М-ръ Джаксонъ! М-ръ Виксъ!
   - Мы здѣсь.
   - Прошу послушать, что говоритъ этотъ джентльменъ.- Теперь, сэръ, не угодно ли продолжать? Сдѣлайте милость, безъ церемон³и. Вы, кажется, изволили говорить о какомъ-то гнусномъ и подломъ дѣлѣ.
   - Говорилъ и повторяю еще, что такого гнуснаго и подлаго дѣла не могло быть во всей истор³и англ³йскихъ законовъ!- сказалъ м-ръ Пикквикъ энергическимъ тономъ.- Довольно вамъ этого?
   - Слышали вы, м-ръ Виксъ?- сказалъ Додсонъ.
   - Вы не забудете этихъ выражен³й, м-ръ Джаксонъ?- спросилъ Фоггъ.
   - Слышали и не забудемъ,- отвѣчали клерки.
   - Быть можетъ, сэръ, вамъ угодно назвать насъ ябедниками?- сказалъ Додсонъ.- Назовите, если вамъ угодно, сдѣлайте милость.
   - Да, вы ябедники!- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Прекрасно. Слышали вы это, м-ръ Виксъ?- спросилъ Додсонъ.
   - Да, сэръ,- отвѣчалъ Виксъ.
   - Не угодно ли вамъ, сэръ, подняться еще ступенью повыше?- прибавилъ м-ръ Фоггь.
   - Продолжайте, сэръ, продолжайте,- говорилъ Додсонъ. Не хотѣли ли вы назвать насъ ворами, мошенниками?
   - Хотѣлъ,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.- Вы мошенники, воры!
   - Или, можетъ быть, вы намѣрены нанести мнѣ личное оскорблен³е, задѣть мою амбиц³ю, сэръ?- сказалъ Фоггъ.- Сдѣлайте милость, не церемоньтесь: вы не встрѣтите ни малѣйшаго сопротивлен³я. Пожалуйста, я прошу васъ объ этомъ.
   И такъ какь м-ръ Фоггъ, говоря это, подошелъ на весьма соблазнительное разстоян³е къ сжатому кулаку ученаго мужа, то, по всей вѣроятности, м-ръ Пикквикъ не преминулъ бы удовлетворить этой покорнѣйшей просьбѣ, если бы м-ръ Самуэль Уэллеръ, услышавъ изъ конторы эту суматоху, не бросился наверхъ и не удержалъ руки своего господина въ самую роковую минуту.
   - Постойте,- сказалъ м-ръ Уэллеръ,- воланъ,- очень хорошая игра, но вы промахнетесь, навѣрное промахнетесь, и васъ забузуютъ эти законники. Пойдемте домой, сэръ. Если ужъ вамъ непремѣнно хочется заушить кого-нибудь, заушите лучше меня, когда мы выйдемъ на свѣж³й воздухъ. Амбиц³я тутъ дорого стоитъ.
   И безъ дальнѣйшихъ околичностей м-ръ Уэллеръ потащилъ своего господина внизъ, откуда благополучно они выбрались на широкую улицу Корнгилля.
   М-ръ Пикквикъ шелъ съ разсѣяннымъ видомъ, самъ не зная куда и зачѣмъ. Черезъ нѣсколько минутъ онъ повернулъ за уголъ, тамъ опять за уголъ, и очутился въ Чипсайдѣ. Самуэль Уэллеръ недоумѣвалъ, зачѣмъ забрались они въ эту глухую часть англ³йской столицы. Вдругъ м-ръ Пикквикъ повернулся, и сказалъ:
   - Самъ, мнѣ надобно сейчасъ идти къ м-ру Перкеру.
   - Вамъ еще вчера, сэръ, слѣдовало пойти къ нему. Съ этого нужно было начать.
   - Правда, правда!
   - Конечно, правда.
   - Хорошо, Самъ, мы пойдемъ вмѣстѣ, только не мѣшало бы напередъ выпить стаканчикъ пунша: я слишкомъ разгорячился, Самуэль. Нѣтъ ли здѣсь по близости какого-нибудь трактира?
   М-ръ Уэллеръ уже нѣсколько лѣтъ сряду занимался спец³альнымъ изучен³емъ Лондона. Онъ зналъ все и потому отвѣчалъ безъ малѣйшей остановки:
   - Какъ не быть. Второй домъ на правой рукѣ, входъ со двора по черной лѣстницѣ, налѣво въ третьемъ этажѣ; передъ дверью большой ларь съ битой птицей. Отворите и ступайте прямо до третьей комнаты: тамъ еще стоитъ большой круглый столъ съ переломленной ногой.
   Черезъ нѣсколько минутъ м-ръ Пикквикъ и Самуэль Уэллеръ вошли въ трактиръ, носивш³й скромное назван³е таверны. Они оба усѣлись за одинъ столъ. М-ръ Пикквикъ приказалъ подать для себя полбутылки рома и горячей воды; Самуэлю подали кружку портера.
   Комната, гдѣ они расположились, довольно темная и грязная, состояла, повидимому, подъ особымъ покровительствомъ людей, посвятившихъ свои способности кучерскому искусству, потому что за разными столами сидѣли пьянствующ³е и курящ³е джентльмены, очевидно, принадлежащ³е къ ученому сослов³ю кучеровъ. Между ними особенно обратилъ на себя вниман³е м-ра Пикквика пожилой краснолицый толстякъ, сидѣвш³й одиноко за противоположнымъ столомъ. Онъ курилъ и затягивался съ величайшимъ аппетитомъ, и передъ глазами его постоянно носилось облако дыма; но, когда мало-по-малу дымъ расходился, краснолицый толстякъ искоса посматривалъ, то на м-ра Уэллера, то на самого м-ра Пикквика. Его лицо довольно часто опускалось въ кружку портера; но послѣ каждаго глотка, онъ опять смотрѣлъ съ какимъ-то острымъ любопытствомъ на незнакомыхъ джентльменовъ. Положивъ, наконецъ, свои ноги на стулъ и прислонившись спиною къ стѣнѣ, онъ вдругъ началъ затягиваться съ рѣшительнымъ остервенѣн³емъ, и глаза его впились въ фигуру Самуэля.
   Сначала м-ръ Самуэль Уэллеръ не обращалъ никакого вниман³я на эволюц³и забавнаго толстяка; но замѣтивъ, что м-ръ Пикквикъ довольно часто наблюдаетъ одинъ и тотъ же предметъ, онъ самъ обратился въ ту же сторону и полузаслонилъ рукою свои глаза, какъ будто желалъ въ точности разсмотрѣть черты интереснаго предмета и увѣриться въ его тождествѣ съ другимъ лицомъ. Скоро, однакожъ, сомнѣн³я его совсѣмъ исчезли: прогнавъ дуновен³емъ устъ своихъ густое облако дыма, краснолицый толстякъ пробасилъ охриплымъ, но довольно звучнымъ голосомъ, который, казалось, самъ собою, независимо отъ его воли, вытрубилъ изъ его груди, закрытой огромной шалью:
   - Самми!
   - Что это за человѣкъ?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Вотъ ужъ, сэръ, чего совсѣмъ не ожидалъ!- воскликнулъ м-ръ Уэллеръ.- Вѣдь это старикъ.
   - Старикъ!- сказалъ м-ръ Пикквикъ.- Какой старикъ?
   - Мой родитель, сэръ,- отвѣчалъ м-ръ Уэллеръ.- Здравствуй, старина!
   И съ этимъ изл³ян³емъ сыновней нѣжности м-ръ Уэллеръ спѣшилъ очистить подлѣ себя мѣсто для краснолицаго толстяка, который, съ трубкой во рту и пивною кружкою въ рукѣ, привѣтствовалъ своего возлюбленнаго сына.
   - Давненько мы не видались, Самми... слишкомъ два года. Гдѣ ты пропадалъ.
   - Тамъ же, гдѣ и ты, старый хрычъ.- Ну, здорова ли мачеха?
   - Жирѣетъ со дня на день, провалъ ее возьми!- отвѣчалъ м-ръ Уэллерь старш³й, принимая торжественную позу.- Послушай, Самми, другъ ты мой любезный, когда я зналъ ее вдовой, это, что называется, была чудо въ свѣтѣ, a не баба: смирна, какъ овца, ласкова какъ голубь; a теперь ужъ не то, Самми!.. совсѣмъ не то! Она ведетъ себя, не какъ жена.
   - Право?- спросилъ м-ръ Уэллеръ младш³й.
   Старш³й м-ръ Уэллеръ покачалъ головой, затянулся, вздохнулъ и отвѣчалъ такимъ образомъ:
   - Лукавый попуталъ меня, Самми, окаянный смутилъ мою душу. Бери, другъ мой, примѣръ со своего отца и не зарься на вдовицъ во всю свою жизнь, особенно, если онѣ занимались какимъ-нибудь ремесломъ.
   Передавъ этотъ родительск³й совѣтъ, м-ръ Уэллеръ старш³й снова набилъ свою трубку табакомъ изъ жестяной коробочки, бывшей въ его карманѣ, и принялся затягиваться съ превеликимъ паѳосомъ.
   - Прошу извинить, сэръ,- сказалъ онъ, обращаясь, послѣ продолжительной паузы, къ м-ру Пикквику,- личности, я полагаю, здѣсь не имѣется. Вы не женаты на вдовѣ?
   - Нѣтъ,- отвѣчалъ улыбаясь м-ръ Пикквикъ.
   И покамѣстъ м-ръ Пикквикъ улыбался, Самуэль Уэллеръ шепнулъ на ухо своему отцу, въ какихъ отношен³яхъ былъ онъ поставленъ къ этому джентльмену.
   - Прошу извинить, сэръ,- сказалъ м-ръ Уэллеръ старш³й,- надѣюсь, что вы не нашли никакихъ художествъ за моимъ сынишкой?
   - Я совершенно доволенъ вашимъ сыномъ,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Очень радъ, сэръ, очень радъ,- сказалъ старикъ.- Я такъ и думалъ, сэръ. Воспитан³е его стоило мнѣ большихъ хлопотъ. Уже пятилѣтнимъ мальчишкой онъ бѣгалъ y меня, гдѣ хотѣлъ, и промышлялъ свой хлѣбъ, какъ умѣлъ. Иначе, сэръ, и не должно воспитывать дѣтей, если хотятъ изъ нихъ сдѣлать порядочныхъ людей, съ умѣньемъ обращаться въ свѣтѣ.
   - Опасная метода воспитан³я - замѣтилъ м-ръ Пикквикъ.
   - И не совсѣмъ удачная,- прибавилъ м-ръ Самуэль Уэллеръ.- Вотъ еще недавно я сыгралъ изъ себя порядочнаго дурака,
   - Кто это?- спросилъ отецъ.
   Сынъ разсказалъ въ короткихъ словахъ, какъ поймалъ его на удочку какой-то забулдыга, по имени ²овъ Троттеръ.
   М-ръ Уэллеръ старш³й выслушалъ разсказъ съ величайшимъ вниман³емъ, и затѣмъ, подумавъ съ минуту, спросилъ:
   - Этотъ Джингль, сказалъ ты, парень высок³й, тонконог³й, длинноволосый, ворчитъ скороговоркой?
   - Да, да,- перебилъ м-ръ Пикквикъ, не дожидаясь окончан³я фразы.
   - A y этого Троттера - огромная шершавая башка съ черными волосами?
   - Да, да,- подхватили въ одинъ голосъ м-ръ Пикквикъ и его слуга.
   - Ну, такъ и есть, я знаю этихъ сорванцовъ,- сказалъ м-ръ Уэллеръ старш³й.- Я даже знаю, гдѣ теперь они живутъ.
   - Гдѣ?- съ живостью спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Въ Ипсвичѣ. Я вамъ разскажу, какъ это я знаю. Мнѣ часто приходится съ однимъ джентльменомъ ѣздить въ Бери, и въ тотъ самый день, какъ мы схватили ревматизмъ, я подрядился везти оттуда обоихъ этихъ мошенниковъ въ Ипсвичъ. Дорогой сказалъ мнѣ этотъ пучеглазый болванъ въ кофейной ливреѣ, что он

Другие авторы
  • Чарторыйский Адам Юрий
  • Шелгунов Николай Васильевич
  • Шашков Серафим Серафимович
  • Васильев Павел Николаевич
  • Кантемир Антиох Дмитриевич
  • Корнилович Александр Осипович
  • Аснык Адам
  • Петров Дмитрий Константинович
  • Соколовский Владимир Игнатьевич
  • Вальтер Фон Дер Фогельвейде
  • Другие произведения
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Боковая ветка
  • Сумароков Александр Петрович - Ярополк и Димиза
  • Галенковский Яков Андреевич - Галенковский А. Я.: Биографическая справка
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Русская литература в 1845 году
  • Шатров Николай Михайлович - Эпиграмма на Карамзина
  • Лунц Лев Натанович - Почему мы Серапионовы Братья
  • Чужак Николай Федорович - Писательская памятка
  • Тихомиров Павел Васильевич - К переводу и истолкованию Пс. 14, 4
  • Свенцицкий Валентин Павлович - Диалоги
  • Брюсов Валерий Яковлевич - Сегодняшний день русской поэзии
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
    Просмотров: 204 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа